05. Песнь об Ахумиде и Ашамезе

Ранней звездою сверкает,
Всех красотой затмевает.
Лик ее — солнцу подобен,
Стан ее с тополем сходен.
Славится кожею нежной,
Умной, прилежной слывет.
От женихов нет отбою,
Ходят толпою за ней.
Девушка всех отвергает,
Но Ашамез рассуждает:
«Чем бы я ей не жених?
Я не из тех, кто в жилище
Робким, как нищий, идет.
Не пожелает — откажет,
Рта не завяжет — скажу!
Лишь свысока пусть не смотрит,
За простака не сочтет,
Не нарушаю приличья,
Свято обычай блюду».

В дом он вошел к Ахумиде,
Слуги, увидя его,
Так доложили о госте:
«Знатный приезжий там ждет,
Редко, мы видели краше,
Это сын Аши — юнец,
Славный делами своими,
Имя его Ашамез».
Но обернулась невеста
Ветром колючим сухим,
Знойным и жгучим дыханьем
Землю вокруг обожгла,
Выжгла и воды и злаки,
Вянет во мраке земля.

Взял Ашамез справедливый
Жизни источник — свирель,
Тихо запел свой счастливый,
Свой задушевный напев.
Он на свирели играет,
И оживает земля,
Долы, поля расцветают,
Вновь улыбаются лица,
Веселы звери и птицы,
Снова струится река.
Не унялась Ахумида:
Шлет Ашамезу она
Горсточку шерсти овечьей
Вместе с лозинкой сухой.
Принял он дар Ахумиды
И, поразмыслив, ответил:

«Ни скотоводом я не был,
Ни садоводом я не был,
Если ж ты требуешь стада — —
Взглядом окинь этот луг,
Хочешь цветов и деревьев —
Выйди во двор, погляди!»

Вышла во двор Ахумида,
Видит — отары на склонах,
Двор весь в зеленых кустах,
Яблоками золотыми
Ветви деревьев полны.
Тут она в дом поспешила,
Столик треногий накрыла,
Миску с похлебкой взяла.
Хлеба нарезала крупно,
Хлеб из муки просяной,
В вареве, будто глазки,
Плавают жира кружки.
Передала со слугою
Вместе с едою загадку:
«Хоть полнолунье сегодня,
А в преисподней светлей.
В тучах все звездное небо…»

Юноша принял даянье,
Иносказанью в ответ:
«Тут одного нехватает, —
Плетка твоя неисправна,
Главного нет — ремешка!
Да и потемки сегодня,
Впрямь в преисподней светлей,
В небе не видны светила,
Знать, пол-луны отхватило
Острым мечом в небесах».