Три связки соломы (Сказка острова Окинава)

Давно-давно это было.
Жили в городе Наха мать с сыном. Когда исполнилось мальчику семь лет, мать тяжело заболела.
Говорит она сыну:
— Видно, приходится мне умирать. Послушай меня. Ты хоть и мал, а понятлив. Терпели мы с тобой горькую нужду. Всего-то оставлю я тебе в наследство три связки рисовой соломы. Спрятаны они вон там, в чулане. Больше нет у меня ничего. А ведь была я женой самого царя… Царь — твой отец. Но однажды разгневался он на меня страшным гневом.
— За что же, матушка?
— А вот за что. У нашего царя много рабов. Трудятся они, головы не подымая. Кто жернова крутит, кто землю копает, кто тяжёлые камни носит.
Как-то раз смотрела я на море и вижу, плывёт вдали на всех парусах корабль.
«Какой большой корабль!» — воскликнула я.
Тут все рабы подняли головы. Замолк на минуту шум работ.
Узнал про это царь.
«Негодная! — закричал он на меня. — Ты остановила работу сотен людей. Нет тебе прощенья. Вон с глаз моих!»
Выгнал он меня за ворота. Только старик, отец царя, пожалел меня. И дал он мне на прощанье три связки рисовой соломы…
Вскоре и ты родился, сынок, мне на утешенье.
Когда я умру, пойди к лавке продавца мисо. Может, он даст тебе что-нибудь в обмен на три связки соломы. Только помни: менять меняй, а денег не бери.
В эту ночь уснула больная да так и не проснулась.
Похоронил мальчик свою мать с горькими слезами.
Прошло семь дней. Решил он исполнить материнскую волю. Отыскал он в чулане три связки рисовой соломы и пошёл к лавке продавца мисо.
— Не нужна ли тебе рисовая солома в обмен на твой товар?
— Ещё чего выдумал! Мне солома и даром не нужна, вон под ногами валяется… Пошёл прочь отсюда!
Но мальчик с места не тронулся. Сел на пороге лавки и сидит. День сидит, и другой, и третий. Покупатели спрашивают, что за мальчик, почему здесь и зачем.
Стало хозяину лавки стыдно. Дал он мальчику за три связки соломы три мерки мисо.
Пошёл мальчик к лавке скобяных товаров. Говорит хозяину:
— Не нужно ли тебе хорошего мисо в обмен на твой товар?
— Вот ещё что выдумал! У меня своего некуда девать, полные бочки стоят.