Дворец морского царя

Далеко в море, там, где над водой высятся четыре черные скалы, в пучине морской стоял дворец морского царя. С давних пор слыхали люди об этом дворце и его сокровищах, но никому еще не удавалось своими глазами дворец увидать. Много храбрых моряков отправлялось его искать, да никто из них не вернулся. Старый морской царь лишь изредка покидал дворец: от своих слуг узнавал он обо всем, что на белом свете творится. Был у морского царя сын, и вот однажды просит он отца:
— Отпусти меня по белу свету побродить, на людей поглядеть! Поначалу противился этому старый царь, но сын так его упрашивал, что, наконец, отец отпустил его. Когда плыл сын морского царя к берегу, встретил он бедного рыбака. Тот рыбачил в море, но рыба никак не ловилась. Закручинился рыбак, сел на край лодки и горько плачет. Увидал его сын морского царя и спрашивает:
— Отчего ты плачешь?
— Как же мне не плакать? — отвечает рыбак. — Дома жена и детишки голодные сидят. Я тут весь день из сил выбиваюсь, а рыбы нет и нет.
— В этой беде я тебе помогу, — говорит сын морского царя. — Только обещай мне отдать то, что я первое на берегу увижу. Рыбак пообещал, и поплыл сын морского царя к берегу. А на берегу сидела дочка рыбака. Плела красавица венок и в морскую даль поглядывала. Спрятался сын морского царя под водой, чтобы тайком девицей полюбоваться. Вдруг налетел ветер и унес ее венок в воду. Наклонилась красавица над водой, а ветер и ее подхватил и отнес прямо к сыну морского царя. Вскоре вернулся старый рыбак с богатым уловом, но как же он напугался, не найдя на берегу дочери! Стал искать да звать ее, но дочери нигде нет. Только венок около берега плавает. А сын морского царя отвез дочь рыбака к себе во дворец и женился на ней. Родились у нее два сына — два красивых мальчика. Хоть и хорошо жилось дочери рыбака, но она все по земле тосковала, по родителям да братьям. Прошло несколько лет, подросли сыновья. Тогда-то и попросила дочь рыбака, чтобы муж отпустил ее родителей проведать. Не хотел ее муж отпускать, но, наконец, дал ей каравай хлеба и пару башмаков и сказал: