Рике-Хохолок

Жила-была одна королева, и родила она сына, такого урода, что долго сомневались, да полно, человек ли это? Волшебница, которая находилась при его рождении, заверила, что он будет очень умен. Она прибавила даже, что, силою ее чародейства., он будет сообщать свой ум всякому, кого крепко полюбит.
Все это несколько утешило бедную королеву, которая очень огорчалась тем, что родила такого безобразного ребенка.
Но едва этот ребенок начал лепетать, как он стал говорить чрезвычайно умные вещи, и во всем, что только он ни делал, было столько ума, что все приходили от него в восхищение.
Я забыл сказать, что дитя родилось с небольшим пучком волос на голове, отчего его и прозвали Рике-Хохолком.
Лет этак через семь или восемь королева соседнего царства родила двух дочерей.
Первая, которая явилась на свет, была прекрасна как день; королева так этому обрадовалась, что с нею чуть не сделалось дурно.
Та самая волшебница, которая находилась при рождении маленького Рике-Хохолка, присутствовала и здесь, и, чтобы умерить радость королевы, объявила, что новорожденной принцессе бог не дал разума и что она будет столько же глупа, сколько хороша.
Это очень тронуло королеву; но через несколько минут с нею случилось еще большее горе: она родила вторую дочь, страшного уродца.
— Не горюйте, сударыня, — сказала ей волшебница, — ваша дочь будет награждена другими достоинствами: она будет так умна, что почти никто и не заметит в ней недостатка красоты.
— Дай бог! — отвечала королева. — Но нельзя ли снабдить немножко умом старшую, которая так красива?
— Со стороны ума, сударыня, я ничего не могу сделать, — отвечала волшебница, — но все могу со стороны красоты, и как для вас я все готова предпринять, то даю ей в дар, что она будет сообщать свою красоту всякому, кого крепко полюбит.
По мере того как принцессы подрастали, их совершенства увеличивались. Везде только и было речей, что о красоте старшей да об уме младшей.
Правда, что с возрастом увеличивались и их недостатки: младшая дурнела с каждой минутой, а старшая с каждым часом становилась все глупее и глупее. Кроме того, она была такая разиня, что не могла чашку на стол поставить, не отбив ей ушка, а, когда пила воду, половину стакана опрокидывала себе на платье.