Обыкновенная сказка

– Почему в черепаху? – спросил Красавчик. Он понимал, что сочувствие в данной ситуации неуместно, но полагал, что отмолчаться нельзя.
– Я не знаю. Наверное, по своей прихоти. Это… Быть черепахой – не сахар, не так ли?
– А почему он превратил в черепаху вашего брата? Я хочу сказать, если бы он превратил в черепаху вас… Разумеется, – тут же добавил принц, – я очень рад, что он этого не сделал.
– Спасибо, – улыбнулась сквозь слезы Очаровашка.
– Но я все-таки не понимаю, почему…
– Он знал, что доставит мне больше страданий, превратив в черепаху моего брата, а не меня, – объяснила она и озабоченно всмотрелась в принца.
Для Красавчика, у которого были два брата, ее слова стали откровением. А потому в его ответном взгляде застыло изумление.
– Ой, да какая разница, в чем причина? – воскликнула она в тот самый момент, когда принц уже хотел что-то сказать. – Кому ведомо, что в голове у этих великанов? Я не знаю.
– Принцесса, – Красавчик поцеловал ей руку. Его уже терзали угрызения совести: как он мог учинить допрос попавшей в беду беззащитной девушке? Да еще такой красивой! – Скажите мне, чем я могу вам помочь.
– Я должна встретиться здесь с моим братом. Он опять опаздывает, – принцесса вздохнула. – А раньше был таким пунктуальным.
– Но как я смогу ему помочь? – настаивал Красавчик.
– Все очень просто. Единственная возможность снять наложенное на него заклятие – убить великана. Но, если заклятие не снять в течение семи лет, оно останется навсегда.
Тут она поникла головой и разрыдалась.
– А семь лет истекают сегодня, на закате солнца.
– Понятно, – задумчиво протянул Красавчик.
– А вот и мой брат, – воскликнула Очаровашка.
На поляну медленно выползла огромная черепаха. Очаровашка бросилась к ней, быстро объяснила ситуацию, представила друг другу принца и брата.
– Превосходно, – покивал головкой Черепах. – Замок вы найдете без труда. В здешних краях другого нет, а Бландербас наверняка дома. Наверное, нет нужды говорить, сколь я буду вам признателен, если вы убьете его. Хотя, должен отметить… – тут он запнулся, – я не очень-то представляю себе, как вам удастся это сделать.