Сказка о трёх богатырях и Змее Восточном

В давние времена, на Лысой горе, что стоит под Киевом-градом, была избушка на курьих ножках. Жила в ней бабушка одна – знахарка, известная во всей округе. И было у неё три сына-близнеца. Три богатыря силы безмерной и храбрости беспримерной. И было каждому из них тридцать три года от роду.
Покуда в княжестве Киевском всё было ладно да нарядно, каждый из трёх сыновей занимался своим ремеслом. Никита скорным делом хлеб себе добывал – шкуры зверей да животин разных в Днепре вымачивал да в коре дубовой выдубливал. Святослав крестьянствовал – землю пахал, да хлебушек сеял. Добрыня кузнечил – подковку для коня отковать или меч-кладенец богатырский – это Добрыне по плечу и по нраву.
И стояла земля киевская в цвету и благоухании. На Купалу по берегам днепровским огни-сварожичи да песни с плясками. Осенью ярмарки с медами да пряниками. Зимой сани с днепровских круч с хохотом и визгами на лёд чуть ли не на середину Днепра вылетают, а там и Масленица с огненными блинами и Костромой. И в каждой избе да тереме любовь теплиться. Живи и радуйся. Да меняются времена. И на смену добрым приходят времена недобрые.
Как-то в зимнюю стужу из Дикополья подул худой, чёрный ветер. Вместо сов да соколов налетело серое вороньё с поганым карканьем да клекотом . Солнце встало в дымном мареве. То не ветер лихой, то не ворон серый, то сила с Востока подымается, огнедышащим Змеем на Русь движется. Дохнул Змей-Горыныч своим пламенем и пожёг города русские, побил своими когтями воинов-защитников, а жён да детей малых в полон увёл к морю-океану Восточному. Запылала Русь жарким пламенем. Там где города да селения стояли — одни головешки пожарищ дымом курятся.
Три дня и три ночи кузнечил Добрыня на Лысой ведьминой горе. Из болотного железа отковал всем братьям доспехи новые: шеломы, оплечья и наручи. Свил кольчуги трёхслойные. А под конец отковал каждому брату по мечу-кладенцу в булатном узорочье. Уж сколько матушка трав да снадобий на кузницу снесла! И не счесть! В горнило ушла и засветилась алым плакун-трава — чтобы тёмную силу одолеть. И крапива, собранная на склонах Лысой горы в Купальскую ночь, пыхнула изумрудной зеленью – это чтобы булат жёг врага огнём Солнечным. И разрыв-трава разгорелась в горне янтарно-жёлтым огнём – чтобы меч в любом вражьем доспехе себе дорожку прокладывал и в руку хозяйскую всегда невредимым возвращался. Святослав же с Никитой молотобойствовали при Добрыне. К концу третьей ночи вышли братья из кузницы: черны как мавры, да очи светятся. А ярче того, в свете утреннего Солнца, блестит булат ими откованный.