Марина — дочь Океана

— Я это знаю…
— Но не знаешь того, что зрел! По Преданью, Душою Океана – чёрной жемчужиной владеет наследница престола царя морского. Все наши беды на просторах океанских от шалости её. Сей жемчуг способен из небытия к жизни вызывать бури и ураганы, что к смерти наших братьев ведут по воле владычицы его. И ещё много смертей будет из-за удушающей Души Океана. Но есть надежда. Раз этот жемчуг ты зрел, и невредимым стоишь здесь, знать, власть Смерти над сердцем девы Океана не беспредельна…
— Позволь добыть мне Душу Океана, и я избавлю нас от смерти, что она приносит.
— Нам не добыть её и не разрушить. И на земле не удержать. Её стихия – воды Океанов.
— Как же верно поступить нам?
— Наследница подводного престола сама явится тебе. Раз не предала смерти, то любопытством движима она. Настанет час, и разум твой тебе решение подскажет.
Не раз после того разговора с отцом своим ходил под парусом Уран и ждал суровой непогоды. До рези в глазах всматривался в солнечную рябь Океана. Но он, словно играя, попутный ветер слал и чаек тихий крик. Вернувшись к берегам родным, всё чаще уходил Уран к тому месту, где после кораблекрушения нашла его братия. И в парус кутаясь в лихую непогоду, или натянув его навесом меж ветвей деревьев, в жару, глядел на море, чуда ожидая. Уже казалось — всё напрасно.
— Не меня ли ждёшь? — подбросил вверх незнаемый девичий голос из-за спины. На песчаной дюне, колени обнимая, сидела незнакомая девица, но лёд холодных глаз до боли был знаком.
— Давно ты здесь?
— А всякий раз как ты приходишь.
— Почему же я тебя не зрел?
— Ты хочешь всё Жемчужину увидеть, а не меня, и потому не замечаешь…
— А ты зачем приходишь?
— Тебя увидеть… мир ваш посмотреть.
— На дно морское ты отправила корабль и братию мою в объятья смерти? — рука помимо воли к ножнам потянулась.
— А корабли твои с железными крюками невод на дно морское не бросали? Багром и гарпуном не били мой народ? – в ладонях скользких звездой мертвящей вспыхнул чёрный жемчуг.
— Зачем меня спасла? – ладонь легла на землю.