Марина — дочь Океана

— Люди! — попытался крикнуть Уран, но обожжённое горечью морской горло не позволило этого сделать, — Люди! Братцы! — не сдавался чудом спасённый юноша.
Как ни странно, но братство, рыщущее вдоль берега, учуяло голос и устремилось в его сторону.
— Гляди, никак Уран! А где ж команда? Хоть кто-то уцелел ещё с тобою? Такая буря, а ведь ничто беды не предвещало. Отец твой, Яр, три дня стоял у жертвенника Солнцу в Радограде. Тресветлый нам благоволил и слал погоду. Что ж стряслось? Откуда буря?
— Не знаю братцы, мне б к отцу, да и обсушиться не мешало б…
— Никак тонул? А люд морской не видел?
— Зрел одну и потому, наверно, был спасён.
— Скажешь тоже, — гудела братия, стаскивая с Урана сырую одежину, — узрел морскую деву – не отпустит, околдует и на дно утащит. Смерть – вот суть их обаяний.
Молчал Уран, искристый лёд холодных глаз морской девицы вспоминая. И верил братству и не верил. Минуло восемь дней, прежде чем пред ясные очи своего отца Яра Уран явился. Отчёт ожидал его суровый. За корабль летучий, а более за жизни каждого собрата-морехода, сгинувшего в пучине вод.
— Реки, — на слог последний ударяя, дохнул спокойный Яр. Без всякой утайки рассказал Уран всё, что хранила его память. Про бурю без причин, про зов Серены из вод морских, про скользкую девицу и чёрный шар в руках с холодным светом изнутри, про чудное спасенье – всё отцу поведал. Яр в Радограде служил в храме Бога Ра довольно долго и в тайны сути Мира был посвящён. Услышав о шаре чёрном, затаил дыханье, но чувств своих не выдал, ибо стоял спиною к сыну, держащему ответ. Уран молчал, как подобает сыну после отповеди, и Яр хранил молчанье, взирая на гладь Океана, плещущегося у стен Радограда. Наконец, словно очнувшись от оцепенения, Яр молвил своё слово:
— Ведомо тебе, что в дни благие, что Благоденствием зовём мы, Землю заселяли три народа: люди Неба, Суши и Океана. Из-за крушенья Рады мы с одной Луной остались в небе, а потому земное притяженье всех людей небесных сделало Земными. Оно бы не беда, да Триединство, что во главу основы мирозданья поставлено Всевышним, нарушилось. И, потому уж тысячи лет у нас, людей Земли, война с морским народом. Любовь – вот наша сила и опора на Земле, а в Океане правит Смерть. Отрадой и наградой служит она у их народа.