Увлекательное путешествие одного Чайного Пакетика

Всю свою — не сказать, правда, чтобы долгую, но всё‑таки! — жизнь Чайный Пакетик ждал этого мгновения: когда его распакуют, потом возьмутся за ниточку… и он сначала вот так немножко повисит и отдышится в воздухе, а после сиганет прямо в бездну прозрачного стакана, — тут‑то и начнется его Увлекательное Путешествие!
И вот наконец мгновение настало — так уж у них, у мгновений, заведено: ждёшь его, ждёшь — в конце концов, совсем отчаешься и скажешь: «Видно, так никогда это мгновение и не настанет…». Ан — не успеешь рот закрыть, как мгновение — ррраз… и настало!
«Вперёд! Час пробил», — сказал себе Чайный Пакетик, покачиваясь на ниточке над бездной прозрачного стакана и стараясь успеть отдышаться перед Увлекательным Путешествием. И в этот момент его опустили на самое дно… На дне Чайный Пакетик сразу же столкнулся с Чайной Ложечкой.
— Привет, — равнодушно сказала та и отвернулась.
— Привет, — пролепетал Чайный Пакетик, дивясь такому негостеприимству. — Мы с Вами, что же, в одном отряде, получается?
— Это в каком таком отряде? — подозрительно спросила Чайная Ложечка.
— В отряде… в отряде путешественников! — с энтузиазмом воскликнул Чайный Пакетик.
— Я не собираюсь в путешествие, — опять равнодушно произнесла Чайная Ложечка.
— А что же Вы собираетесь делать? — изумился Чайный Пакетик.
Чайная Ложечка, обернувшись, взглянула на него как на сумасшедшего и сказала:
— Я собираюсь размешать сахар в чае и вылезти отсюда на сушу.
И чем скорее, тем лучше.
— А как же… как же всё увлекательное? — оторопел Чайный Пакетик.
— Здесь ничего увлекательного никогда не будет, — изрекла Чайная Ложечка. — Стакан чая — вообще не то место, где бывает увлекательно!
— Это как посмотреть… — робко возразил Чайный Пакетик.
— Да как бы ни посмотреть! — отрезала Чайная Ложечка, словно она не ложка, а ножик.
На сей раз Чайный Пакетик промолчал, но про себя упрямо подумал: «Каждого из нас ожидает Увлекательное Путешествие — иначе и на свет родиться не стоило!»
Тут на него свалился кто‑то скользкий и холодный — и сердце у Чайного Пакетика тревожно забилось: начинается!.. Впрочем, это оказался всего‑навсего Кружочек Лимона. Он разместился на Чайном Пакетике, как на подушке, и блаженно сказал: