Капризный Шарфик в Шотландскую Клетку

Когда приезжаешь из своей страны в чужую, сразу понимаешь, что всё в этой стране неправильно. А самое неправильное из всего — это, конечно, погода. Дома всегда светит солнце, зеленеет трава и поют птицы. А в других странах обычно только дожди, пожухлая растительность и рычащие звери.
— Я туда не пойду! — не успев высунуться на дождливую московскую улицу, сказал Шарфик‑в‑Шотландскую‑Клетку, прибывший, понятное дело, из самой Великобритании, и нарочно зацепился за Дверную Ручку. Та, испугавшись, что и её потащат под дождь, истошно заверещала:
— Да отцепитесь, отцепитесь же Вы от меня!
И начала дёргаться в разные стороны, обвивая вокруг себя Шарфик‑в‑Шотландскую‑Клетку.
«По‑моему, меня сейчас задушат в России», — сам себе сказал Пожилой Турист и поспешно принялся отцеплять Шарфик‑в‑Шотландскую‑Клетку от Дверной Ручки. Задача была не из простых: Дверная Ручка продолжала дёргаться в разные стороны — и ухватиться за неё покрепче не было никакой возможности. Спасибо портье, который бросился на помощь уже почти задушенному Пожилому Туристу: общими усилиями Шарфик удалось отцепить от Дверной Ручки, — правда, та какое‑то время ещё подёргивалась от перенесённых треволнений. А Пожилой Турист подарил портье тысячу отменных великобританских благодарностей и живым и невредимым вышел из гостиницы.
На дождливой московской улице Шарфик‑в‑Шотландскую‑Клетку, не увидев над собой прикрытия, тут же зацепился за первый встретившийся ему по дороге Зонт. Зонт даже перекосило от неожиданности.
— Вы ко мне? — спросил он перекошенным ртом.
— Не к Вам, а под Вас! — уточнил Шарфик‑в‑Шотландскую‑Клетку, с радостью запутываясь в сухих спицах.
— Вон отсюда! — зарычал было Зонт, но тут несколько его спиц согнулись — и он стал напоминать коробку из‑под телевизора.
Пожилой Турист с тысячей отменных великобританских извинений принялся отцеплять Шарфик‑в‑Шотландскую‑Клетку от Зонта и выпрямлять спицы… то‑то было хлопот! На всё это время он спрятал Шарфик‑в‑Шотландскую‑Клетку под своё широкое пальто — оставив снаружи только крохотный кончик, возле самой шеи.