Волшебное платье

Но отец Тали уже не слушал эти объяснения и спешно пробирался к своей карете.
— Постойте, дружище! Я никогда не жульничал в государственных делах и сам оказался обманут дочерью. Обещаю вам разобраться во всем, – попытался оправдаться вдогонку несостоявшемуся родственнику отец невесты и, повернувшись к жене, грозно спросил: – Ларена! Ты знала об этом надувательстве с применением волшебства?!
— Отчасти… Местами.
— Не ври, мамочка! Это ты меня научила, как отобрать у белошвейки платье. И помогла выгнать их с матерью из нашей страны! – продолжала орать в истерике принцесса.
По толпе народа пробежал недовольный ропот возмущения. Вместо еще недавнего почитания принцессы в людях просыпалось раздражение, что эта капризная девчонка так долго всех морочила. Перед присутствующими раскрывался не только подвох с платьем, но и коварная история с притеснением и гонением невинных людей – несчастных белошвеек. Возмущение толпы, обманутой несостоявшимся праздником, одураченной ложным очарованием и разгневанной притворством принцессы и королевы, грозило перерасти в стихийный бунт.
Кто громко крикнул:
— Долой мошенников! Такие принцессы и королевы нам не нужны!
* * * * *
Тали бежал той же дорогой, которой в свое время уходили из города матушка Камила и Небесна. Он мчался — куда глаза глядят и не знал, что еще недавно по этим камням шли ноги его любимой белошвейки. Уставший принц спотыкался, падал, вставал и снова брел со слезами на глазах. В его голове вертелась лишь одна мысль – любой ценой найти Небесну и вымолить у нее прощение. Юноша понимал, что не заслуживает ее любви, но ради одного ее взгляда, одного ее слова он готов был пожертвовать своей жизнью. Тали сам не знал — куда он движется, но сердце вело его вперед и он шел наугад, разбивая свои ноги о камни и канавы.
Наконец принц забрел в тот же самый лес, в котором когда-то оказались Камила с дочерью. Вдали, в чаще деревьев, он увидел огонек хижины. Вымотавшийся Тали направился к домику.
Корявые ветви кустов царапали лицо путника, коряги и пни мешали продвигаться. Казалось, весь дремучий лес своим шорохом и гулом шептал ему: «Не ходи туда! Там тебя ждет горе и разочарование! Остановись!» Но юноша упорно ступал по зову сердца и любви. Он продирался сквозь сучья и листву. Тали не мог остановиться, потому что чувствовал, что без Небесны его жизнь пуста и бессмысленна. Без ее прощения он обречен на вечные муки скитаний и ужас проклятия самого себя.

Темы: