Волшебное платье

* * * * *
Король Максон и королева Ларена сидели в своих покоях и обсуждали предстоящую свадьбу. Максона интересовала практическая сторона будущего брака. Он совсем не сомневался, что король Сандро сумеет убедить своего сына и свадьба все же состоится. Больше он волновался о том, как правильно составить брачный мирный договор, чтобы не ущемить свои собственные интересы. Поэтому Максон немного нервничал, периодически вставал, походил к столу, смотрел на карту своего королевства и тяжело вздыхал:
— Знаешь, жена, ведь заливные луга на южной границе придется отдать… А они такие богатые и такие плодородные. Там самые сочные травы.
— Какая чепуха! Мы отдаем нашу любимую доченьку, а ты переживаешь о каких-то лугах! – недовольно заметила королева.
Ларена ничего не смыслила в государственных делах. И совсем не понимала — откуда в казне берутся деньги на ее новые наряды и украшения, на балы и праздники. Она была убеждена, что для этого существует муж и министр финансов. Достаточно им сказать и все проблемы решатся сами собой. Поэтому ее никогда не интересовало — какой урожай в этом году в стране или какие налоги платят люди, чтобы в казне всегда были деньги. Королева с осуждением посмотрела на супруга и добавила:
— Мне не нравится поведение этого юноши, который хочет стать нашим зятем. Как он позволил себе найти другую девушку, еще не женившись на нашей дочери? Это возмутительно!
— Во-первых, дорогая, судя по его заявлению, он совсем не хочет становиться нашим зятем и жениться на Марте. А во-вторых, конечно, ты права – встречаться с другой женщиной до свадьбы совсем неправильно. Мог бы потерпеть, пока не женится. Потом хоть со всеми женщинами королевства. Но до свадьбы заводить романы – это неприлично. Здесь я с тобой согласен! – по-мужски разумно рассудил король.
— Как это со всеми женщинами?! Ты в своем уме?! У него должна быть одна жена – наша дочь! – возмутилась Ларена.
— Я не спорю, милая. Жена должна быть одна. Я ведь говорил не о жене, а о других женщинах…
Королева, услышав это, уже хотела закатить мужу скандал, но не успела. В комнату вошла принцесса. На лице у нее была гримаса готовности к очередным капризам. Она скривила губки и вздернула носик. Томной кокетливой походкой она прошлась по комнате и остановилась перед родителями. Ларена хорошо знала нрав и характер своей дочери. И поэтому она сразу поняла, что два скандала одновременно в такой маленькой комнате сейчас могут не уместиться. Она решила отложить свой скандал с мужем до более подходящего времени и, как добрая мать, уступила право первой покапризничать своему любимому ребенку. Марта еще немного подождала и, набравшись сил, начала обиженным тоном свою речь:

Темы: