Волшебное платье

— Ты знаешь, как должны влюбляться принцы? – неуверенно спросил он.
— Не знаю. В меня никогда не влюблялись принцы. В меня вообще еще никто никогда не влюблялся. Но, мне кажется, что у принцев все должно быть как-то по-особенному, не так, как у обычных людей. И любовь должна быть какая-то другая.
— Какая?
— Наверно, она должна быть королевская. – Небесна взмахнула руками и жестом показала что-то большое и непонятное. — Такая вся вычурная, в золоте и бархате. Ну, какая-то придворная…
— Вот, опять все повторяется! Поскольку я принц, то уже и любить по-человечески не могу. Должен любить как-то по-другому, не как все! Надоело! В детстве мне все запрещали. Теперь опять должен жить по дурацким придворным правилам. Почему я не имею права любить, как все?
Бедный Тали так расстроился, что, казалось еще минуту, и он расплачется, как ребенок. Небесной стало жалко принца и обидно за него. Она пригнула его голову к себе и начала гладить его светлые шелковистые волосы. Девушка ласкала его локоны своей нежной мягкой рукой. Всем сердцем она хотела успокоить и поддержать юношу.
— Не расстраивайся и не грусти. Это я сказала, не подумав. Просто я удивилась, как можно так сразу влюбиться в первую встречную.
— Разве ты первая встречная? – шмыгнул носом опечаленный Тали. – Может быть, я ждал и искал тебя всю жизнь. Я только не знал, что ты — это ты. Теперь увидел и знаю, кто мне нужен.
— И кто тебе нужен? – спокойно спросила девушка.
— Мне нужна та, которую я люблю. А люблю я — тебя!
— Ты уверен в этом? – Небесна насторожено посмотрела в его чистые и светлые глаза, пытаясь увидеть самые сокровенные уголки души молодого принца.
— Да! – твердо и решительно ответил он и тоже взглянул на нее взглядом полным страсти и искренности.
Тали немного успокоился, взял себя в руки и выглядел настоящим достойным и мужественным парнем. Потом снова смутился и нерешительно спросил:
– А ты? Ты хоть немножечко любишь меня?
Он замер в ожидании с напряжением ожидая ответа, от которого зависела не только его судьба, но и сама жизнь. Небесна медлила. Она как будто прислушивалась к чему-то внутри себя. На лице у нее мелькнула улыбка грусти, потом тень смятения. И, наконец, вздохнув, она призналась:

Темы: