Волшебное платье

Тали заворожено смотрел на ее чудесные воздушные волосы и совсем ни капельки не хотел дергать ее за косичку. Напротив, ему очень захотелось нежно и ласково погладить ее удивительные и прекрасные волосы, коснуться их рукой и ласкать.
— Ну, что же ты не дергаешь?! – не выдержала Небесна. – Я устала ждать…
— Я… не могу – смущаясь и потупив взгляд, признался принц.
— Почему? — удивилась девушка. – Ты ведь мечтал об этом?
— Мечтал, – согласился принц – А сейчас не хочу…
— Ну вот! А что ты хочешь?
— Я хочу… я хочу… Только ты не сердись!
— Говори, не бойся.
— Можно я поглажу твои волосы? Они такие удивительные и красивые!
— Ну, не знаю, – засмущалась Небесна. – Одно дело таскать за косы и совсем другое — гладить! Это неприлично!
— Я так и знал, что ты обидишься и рассердишься. Прости меня, пожалуйста!
— Я не сержусь.
— Нет, сердишься!
— Нет, не сержусь!
— Я же вижу, что сердишься!
— Может быть, сержусь, но только немножко! И совсем не на тебя! Это я на себя сержусь.
— Почему?
— Потому что я такая глупая. Причинить себе боль я разрешила, а сделать себе приятно – не дала.
— Так значит, тебе будет приятно, если я поглажу? – обрадовался Тали.
— Конечно! Даже очень-очень… — призналась девушка.
— Может быть, тогда ты все же разрешишь?
— Хорошо, погладь… — прошептала она и закрыла глаза, но теперь уже не от страха, а от счастья.
Принц осторожно прикоснулся к волосам девушки. По всему его телу пробежала легкая дрожь волшебной воздушной легкости. Как будто он прикоснулся к весеннему ветру или к голубому облаку. Ее нежные и прекрасные косы искрились светом и чистотой раннего утра. Раньше Тали никогда и ни у кого не видел таких удивительных волос. Да и сама Небесна была необыкновенным чудом — такая чистая и такая воздушная! Хотелось любоваться ею, не отрывая глаз.
Потом они долго гуляли по берегу реки, взявшись за руки. Говорили, шутили, смеялись. Им было хорошо и весело друг с другом. Прошла лишь пара часов, но им казалось, что они знакомы целую вечность. Каждое слово, каждое движение, каждый вздох другого был такой родной, такой близкий. Даже не верилось, как до этого они могли жить и не знать ничего о существовании друг друга.

Темы: