Волшебная сказка

Волшебная сказка, принадлежащая перу мисс Алисы Рейнбёрд, которой исполнилось семь

Жили однажды король с королевой, и король был самый геройский из всех мужчин, а королева была самой красивой из женщин. Король зарабатывал тем, что служил в правлении. А королева была из деревни, её отец был сельский доктор.
Детей у них всё прибывало, и было их девятнадцать. Семнадцать из них присматривали за малышом, а самая старшая, Алисия, присматривала за всеми. Малышу было семь месяцев, а ей, самой старшей, семь лет.
И слушайте, какая приключилась история.

Как-то раз по дороге в правление король зашёл к рыбнику, заплатил за полтора фунта сёмги, выбрал кусочек подальше от хвоста, как наказала ему королева (которая была хозяйка опытная и бережливая), и поручил отнести покупку на дом. «Разумеется, сэр! А больше ничего не надо? С добрым утром вас», — сказал рыбник, мистер Пикклз.
И пошёл себе король в правление в очень унылом настроении, потому что до дня получки было ещё далеко-далеко, а несколько из его дорогих детей вот-вот должны были вырасти из своих одёжек. Но не успел он пройти двух шагов, как его догнал мальчишка на посылках из лавки мистера Пикклза и сказал:
— Сэр, вы не приметили у нас в магазине одной пожилой дамы?
— Какой пожилой дамы? — удивился король. — Никакой пожилой дамы я там не видел.
Король её не видел, потому что для него она была невидимка, а мальчишка её видел. Наверное, чтобы он не так плескался и брызгался и не попортил ей платье, когда ополаскивал в садке двух камбал, она сделалась для него видимой.
Тут подоспела и сама пожилая дама. Она была одета в богатейшие переливчатые шелка и благоухала сухой лавандой.
— Вы король Уоткинс Первый, я полагаю? — спросила пожилая дама.
— Да, меня зовут Уоткинс, — ответил король.
— И вы отец прекрасной принцессы Алисии, если не ошибаюсь? — спросила пожилая дама.
— И восемнадцати других прелестных деток, — ответил король.
— И вы сейчас идёте в правление, как я понимаю, — сказала пожилая дама.
Тут король подумал, что перед ним, должно быть, фея, а то как же иначе она могла бы обо всём об этом знать! И не успел он так подумать, как пожилая дама сказала: