Разноцветный мост

Никем не замеченные, мы вышли из парка.
— Ты доволен? — опять спросил я лисёнка.
— Знаешь, я больше не хочу быть невидимкой, и давай пойдём в твой карман.
— Сначала надо позвонить папе и маме, рассказать, где мы.
Я посмотрел на множество чужих окон и сразу забыл номер нашего телефона.
— Скорее спрячемся, — прошептал Ладик.
Я не стал спорить, а сказал:
— Что было бы, если бы мы перестали быть невидимками и очутились в кармане.
Мы шли с Ладиком по знакомому нам лесу. Деревья узнавали нас. И мы узнавали деревья… А вот и речка Быстрянка.
— Здравствуй, Быстрянка!
— Здравствуй-те-те… — зажурчала Быстрянка.
Перепрыгнув через речку, мы вышли наконец на поляну.
И как же мы обрадовались, увидев Ладикин домик!
Печка нас встретила теплом, а на столе стояли кружки с топлёным молоком. А ещё горшочек пшённой каши с золотистой пенкой. Это всё печка нам подарила.
Мы поели. Но вдруг мне стало грустно: как же папа с мамой о нас узнают, нас найдут?..
— Что делать? Будем ждать, — услышал мои грустные мысли Ладик. — Не выходить же опять в большой город. Там мы навсегда заблудимся.
Прошло не знаю сколько времени, мы задремали, как вдруг дверь распахнулась.
На пороге стояла мама.
— Вот они! — крикнула мама.
И вслед за ней вошёл папа.
— Мамочка, я забыл номер телефона. Как же вы нас нашли? Вам пришлось идти по незнакомому городу, а потом по лесу…
— Мы думали о вас, а это вернее телефона.
— У вас есть компас?
— Да. Но совершенно особый. Стрелка дрожит, волнуется и показывает туда, где ты с лисёнком.
— А ты мне его подаришь?
— Когда вырастешь.
Я попробовал закапризничать, но папа подхватил меня на руки, и мне стало так спокойно-уютно, что не захотелось расти. Пусть будет всегда, как сейчас.