Разноцветный мост

И когда из пустыни мы вернулись домой, я обо всём рассказал папе с мамой.
— Разве это справедливо? — спросил я так громко, чтобы слышал лисёнок в своём домике.
— Не огорчайся, — сказал папа. — Главное ведь сделать доброе дело.
Я очень хотел поверить папе, но ещё больше мне хотелось услышать…
И я услышал тихий Ладикин голос из моего кармана:
— Лёша, прости меня… — И ещё тише: — Но ведь это так прекрасно, так расчудесно-прекрасно, когда тебя благодарят.

Изобретатель

Мы с Ладиком решили полететь к солнцу.
— Оно такое яркое, тёплое, — говорил лисёнок. — Я очень люблю подставлять свой нос под его лучи.
Лисёнок так горячо просил меня полететь к солнцу, что я согласился.
Только мы не знали, как это сделать.
— Давай заберёмся на крышу самого-самого-самого высокого дома и прыгнем… А?! — предложил Ладик. — Прыгнем прямо на солнце.
Мы пошли искать самый-самый-самый высокий дом в городе. Мы шли по улице и считали этажи: раз, два, три, четыре, пять… восемь… одиннадцать…
— Ладик, ты неправильно считаешь… И вообще, ты забыл наши волшебные слова: «Что было бы, если бы…»
Как только я их произнёс, мы оказались рядом с очень серьёзным мальчиком в очках. Он вертел в руках большую кастрюлю.
— Ты кто? — спросил я.
— Витя Машкин, изобретатель.
— А что ты изобретаешь?
— Косилку для травы.
Витя Машкин приделал к кастрюле колёса, а впереди электробритву.
— Папина, — пояснил Витя.
— Но мы хотели бы полететь на солнце, — сказал Ладик.
— Можно, — кратко согласился Машкин. Он был крайне неразговорчивый.
Машкин вынес из дома деревянные лопасти, плоскую металлическую коробку с железным колесом, а ещё мясорубку, кожаный привод и шлем. К винтам мясорубки он приделал длинные лопасти.
— Садитесь! — приказал Машкин и надел шлем.
Мы залезли в кастрюлю.
Машкин крутанул ручку мясорубки. Завертелись лопасти.
— А зачем коробка с колесом? — спросил Ладик.
— Солнечные батареи. Мы подключим их ближе к солнцу, там они активно заработают.
Кастрюля медленно начала подниматься… Вот мы достигли второго этажа дома, третьего, четвёртого…