Разноцветный мост

Я поднял подзорную трубу и — трах! трах! — стал бить по головам чудовища, по его перепончатым лапам. Чудовище дико вскричало, зарычало и ушло под воду, увлекая за собой наш корабль.
Я очутился среди огромных волн. Они с шумом поднимали меня и бросали вниз.
И вдруг я услышал слабый голос лисёнка:
— Спасите!
Я подплыл к Ладику, схватил его одной рукой, а в другой я продолжал держать подзорную трубу. Теперь я мог плыть, только двигая ногами. Изловчившись, я сумел посмотреть в подзорную трубу, чтобы понять, куда нам двигаться. Впереди я увидел остров. И волны нас несли на остров.
Но сзади я уже слышал тяжёлое дыхание семи голов чудовища.
Мы выскочили на остров. Он был из белого-белого песка. Чудовище, конечно, нас настигнет. Придётся принимать последний, решительный бой.
Лисёнок наклонился и лизнул песок.
— Давай есть остров. Чтобы сделать тоннель.
— Как? — удивился я.
— А вот так. Мы можем спастись. — И лисёнок сунул нос в песок. — Ешь. Это сахарный, сладкий песок…
Мы стали быстро-быстро есть, а ещё я оглядывался и смотрел в подзорную трубу.
Чудовище приближалось, потом влезло на остров. Но семь его ног и семь хвостов вязли в сахарном песке. А мы успели вырыть тоннель и побежали. Вдруг моя труба стукнулась о что-то твёрдое.
Трах! Деревянная дверь.
Что делать? Она заперта?
Ладик пощупал дверь. Потом сунул свой острый лисий нос в замочную скважину и повернул. Дверь открылась. Совершенно мокрые, мы вбежали в комнату и захлопнули за собой дверь… Я увидел стол. А за столом маму и папу.
Трах! Ударило снаружи в дверь.
— Что это такое? — спросил папа.
— Там чудовище. У него семь голов, семь хвостов и семь лап…
— Но уже ведь поздно, — сказала мама, — пора спать.
И папа подошёл к двери и крикнул:
— Чудовище! Пора спать.
Мы услышали, как за дверью разом зевнули семь голов.
— Спокойной ночи, — сказала мама.
— Спокойной ночи, спокойной ночи. Спокойной… — И, удаляясь, разом затопали семь лап — топ… топ… топ… И зашуршали семь хвостов.
— Ему повезло, — сказал Ладик. — Чудовище с сахарным песком — моё любимое кушанье. — А ещё лисёнок спросил: — Дверь крепко заперта?