Сказка о Пичвучине и мальчике Онно

Пичвучин

Нет сильнее Пичвучина. Нет Пичвучина беспомощнее… Он мудр и добр. Он — плакса. И всё это — правда.
Пичвучин ловит в море китов и одной рукой бросает их на берег. Он тормошит медведей так же, как люди тормошат щенят.
Но Пичвучин боится мышей и маленьких рыб. Когда мышь, даже самая глупая, не мышь, а мышь-ребёнок, выходит из норы, Пичвучин дрожит от страха и плачет.
Ростом Пичвучин с напёрсток. Он носит кухлянку из шкуры собаки, на ногах у Пичвучина торбоза из нерпы. Шапка у Пичвучина соболиная.
Пичвучин плавает по морям и ходит по земле. Но никто не может отличить его следов от мышиных, так они похожи.

Онно

А теперь мы расскажем о мальчике Онно. Он был чукча, жил в стойбище, на берегу холодного, забитого льдами моря.
Ни один мальчишка, ни одна девчонка в стойбище не болели так много, как Онно. Он был слабее тех, кто был моложе его. Когда начался голод, когда все люди племени взяли оружие и ушли искать пищу, для Онно не нашлось даже палки. Его оставили дома одного. Он выполз из яранги, чтобы умереть, глядя на солнце.
И вдруг мимо пробежал мышонок. Онно махнул кулачком, попал и — убил!
— Спасибо тебе, Онно! — услышал мальчик. — Ты спас мне жизнь!
Это был Пичвучин. Он исполнил боевой танец вокруг поверженного мышонка, а потом встал перед Онно и поклонился ему:
— Возьми копьё, лук и колчан. Ты будешь теперь великим охотником.
Онно увидал у своих ног маленькое копьё и такие же маленькие лук и колчан со стрелами.
«Разве можно игрушкой убить настоящего зверя?» — подумал мальчик, но спросить было не у кого. Пичвучин исчез.
Онно взял лук и пополз к морю. А на море было пусто, и Онно в отчаянии пустил стрелу в волны. Море всколыхнулось вдруг, вспенилось, и на берег выскочил кит. Он ударил раз-другой хвостом и заснул.
Когда в стойбище вернулись люди племени, Онно спал. Он был сыт и счастлив. Люди обрадовались киту, насытились, стали петь и плясать. Онно проснулся и сказал:
— Это я убил кита.
Все засмеялись и прогнали Онно. Его место было с малышами, а не с охотниками. Онно обиделся и ушёл в тундру. Скоро он вернулся к яранге шамана и сказал: