Замок Сориа-Мориа

В одной деревне жил у отца с матерью парень, по имени Хальвор.
Жил он и забот не знал, а родителям своим немало горя приносил. Сидит себе целыми днями около печки и роется в золе. И ни до чего ему дела нет.
Сколько раз отец с матерью отдавали его в учение, но всё без толку. Не пройдет и трёх дней, а Хальвор опять дома, — всё ему не так, всё не по нём. Опять сидит он у печки, опять копается в золе.
И вот однажды зашёл к ним в дом матрос. Много земель и морей перевидал он и теперь снова отправлялся в далекое плавание.
— Хочешь, тебя с собой возьму? — спрашивает он Хальвора.
Да, это Хальвору пришлось по вкусу, на это он согласен.
Собирался он не долго — стряхнул золу с ладошек и пошёл.
Долго ли они плыли по морю, я не знаю. Только знаю, что попали они в сильную бурю, а когда буря наконец стихла, даже капитан не мог сказать, где они находятся, — принесло их к берегу какой-то чужой земли, а что это за земля и кто на ней живёт — про это никто никогда даже не слышал.
Ветер совсем улегся, паруса обвисли, и корабль — хочешь не хочешь — не мог сдвинуться с места.
Стоять на одном месте всякому надоест. Даже Хальвору стало скучно.
Стал он просить капитана отпустить его на берег. И так он его просил, что капитан согласился.
— Только смотри — чуть подует ветер, возвращайся скорее на корабль. Мы тебя ждать не будем.
И вот Хальвор ступил на берег неведомой земли.
Куда ни погляди, всюду золотые поля, зелёные луга, а людей не видно.
Долго шёл Хальвор, и вдруг закачались колосья, зашелестела трава — поднялся ветер.
Надо бы Хальвору повернуть назад, но тут он увидел большую дорогу, и ему очень захотелось узнать, куда она ведёт. Дорога была такая гладкая, что по ней хоть яйца кати — не разобьются. А следов на дороге — никаких, ни человечьих, ни звериных.
Целый день шёл Хальвор, а когда настал вечер, дорога привела его к замку. Все окна замка были освещены и как будто манили усталого путника.
Хальвор изрядно проголодался, ведь с самого утра у него не было во рту ни крошки. Корабль его, верно, давно ушёл в море, и ему ничего не оставалось, как зайти в замок.